Приказ выполнен – танки не прошли.

Во многих публикациях посвященных Прохоровскому сражению в большинстве случаев отводят главную роль боевым действиям танковых корпусов 5 гвардейской танковой армии. Но это не совсем правильно. В сражении принимали участия части и подразделения 5 гвардейской и 69 армий. Прохоровку обороняли от наступавшего II эсесовского танкового корпуса и воины десантники 9 гвардейской воздушно-десантной дивизии под командованием гвардии полковника А.М. Сазонова.

Сазонов Александр Михайлович

9 июля дивизия получила боевое распоряжение совершить форсированный марш, занять оборону на рубеже — справа совхоз «Октябрьский», слева — восточная окраина Прохоровки — и не допустить прорыва противника в направлении Ямки, Прохоровка. В течение ночи на 10 июля дивизия в составе войск корпуса совершила 120 километровый марш и, выйдя на указанный рубеж, в ночь на 11 июля приступила к занятию обороны. Боевой порядок строился в два эшелона. В первом эшелоне находились 26-й и 28-й гвардейские воздушно-десантные стрелковые полки. 26-й полк оборонял район: совхоз «Октябрьский», Лутово, западная окраина Прохоровки (иск.); 28-й полк — Грушки, Прохоровка. 23-й полк был во втором эшелоне, обороняя район: иск. Береговое, высота 252,4, иск. Прохоровка, иск. Липовка. В  состав дивизии входил 7 гвардейский воздушно-десантный артиллерийский полк под командованием гв. подполковника В.К. Валуева.

Валуев Василий Кузьмич

Полк был сформирован в составе 3-х дивизионов и штабной батареи 20 декабря 1942 г. в городе Люберцы. На вооружении находилось двадцать четыре 76-мм пушек ЗиС-3 и двенадцать 122-мм гаубиц. Первый и второй дивизионы заняли огневые позиции на юго-западной окраине Прохоровки, а третий в районе совхоза Октябрьский.

В фондах музея-заповедника «Прохоровское поле» хранятся воспоминания воинов десантников, которые были собраны и записаны в 70-80 годах 20 века, когда были еще живы непосредственные участники боев. В 1971 году прислал свои воспоминания, из далекой Читы, бывший радиотехник артиллерийского полка М.Д. Мишарин, когда узнал, что в Прохоровке открыта комната Боевой и Трудовой славы.

Письмо М.Д. Мишарина

Мишарин Михаил Дмитриевич

Из письма Михаила Дмитртевича: «Артиллеристы прибыли в Прохоровку на рассвете 11 июля и в целях обеспечения скрытности вместо обычных автотягачей («Студебеккеры» и «ЗиСы») пришлось использовать низкие и юркие «Виллисы». Это делали так: пушки и гаубицы на своих тягачах доставляли до северной окраины деревни и укрывали вдоль лесопосадок, а затем перецепляли за «Виллисы» и быстро провозили через деревню, минуя овраги на огневые позиции. Часа через три полк был готов к бою».

Много бесценного материала об истории 9 гв ВДД и своих однополчанах собрал и передал в фонды музея гв. полковник в отставке И.И. Чашков. В июле 1943 он курсант первого Астраханского пехотного училища по решению Ставки Верховного Главнокомандования был направлен рядовым на фронт. Воевал в первой минометной роте 26 воздушно-десантного стрелкового полка.

 Чашков Иван Иванович

Огневая позиция находилась в овраге на окраине Прохоровки. Сейчас это улица Первомайская район домов № 79-83. Из этого же оврага по наступающему противнику 12 июля давали залпы дивизионы «Катюш». Недалеко от минометного расчета упал подбитый наш самолет. Вспоминает Иван Иванович: «Неожиданно увидели наш истребитель, летевший справа вдоль оврага, почти на нашу огневую позицию. Самолет летел неуверенно, переваливаясь с крыла на крыло и быстро терял высоту. Перед нашей огневой позицией встретился с землей и разломился на две части. Через мгновение из оврага выскочили люди, подбежали к самолету, открыли фонарь и вытащили летчика. Он был ранен в голову. Все его лицо было в крови. Пока оказывали летчику первую медицинскую помощь подъехала машина и забрала его. Через несколько минут подъехали две грузовые машины с людьми. Быстро отсоединили крылья, погрузили самолет на машины и увезли. Для меня, ранее работавшего в МТС, было удивительным это видеть. Оказывается на фронте есть люди, которые занимаются ремонтом техники».

В фондах музея хранится книга, написанная в далеком1975 году, "Атакуют десантники". Ее авторы гв. полковник И.А. Самчук - начальник штаба 32 гв. стрелкового корпуса и гв. старший лейтенант П.Г. Скачко -  помощник начальника штаба по разведке 28 гв. 9 гв. вдд во время Прохоровского сражения. В книге рассказывается о боевом пути 9-й гвардейской Краснознаменной, орденов Суворова и Кутузова Полтавской воздушно-десантной дивизии в период с 1942 по 1945 год.

Самчук Иван Аникеевич

На вышке элеватора, находящимся рядом с железнодорожным вокзалом в Прохоровке располагался наблюдательный пункт. 12 июля на нем находился гв. старший лейтенант П.Г. Скачко.

Скачко Павел Григорьевич

В вышку попал немецкий снаряд. Многие разведчики и телефонисты были ранены и убиты. Павел Григорьевич не растерялся в этой обстановке. Сделал из проводов лестницу, спустил по ней раненых, а убитых товарищей похоронил рядом с элеватором. Следует отметить, что это не первый его бой под Прохоровкой. Осенью 1941 г. он воевал на территории Прохоровского района в составе истребительного отряда.

На главном направлении наступления мд СС «Лейбштандрт Адольф Гитлер» между железной дорогой и совхозом Октябрьский находились огневые позиции 3 артиллерийского дивизиона 7 гв. вдап 9 гв вдд. Рассказывает О.М. Малюков, в 1943году гв. старший лейтенант, начальник штаба 3 дивизиона:

Малюков Олег Михайлович

 «Командиром 3-го дивизиона был гв. старший лейтенант В.Т. Свинухин. В дивизионе было три батареи: 7-я батарея (76-мм пушки  ЗиС-3) командир гв. старший лейтенант П.С. Устинов,

Устинов Петр Семенович

8-я батарея (76-мм пушки  ЗиС-3) командир гв. старший лейтенант С.И. Дмитриевский,

Дмитриевский Сергей Иванович

9-я батарея (122-мм гаубицы) командир гв. старший лейтенант Кронин.

Дивизион совершил 120-ти километровый марш, вышел в район станции Прохоровка и ночью 11 июля занял оборону в районе совхоза Октябрьский: 7-я батарея заняла огневую позицию на прямой наводке слева от совхоза Октябрьский (в настоящее время на высоте 252.2 на месте огневой позиции 7-й батареи находится Памятник советским танкистам, воздвигнутый в 1973 г.), 8-я батарея слева и сзади 7-й батареи, 9-я батарея справа и сзади 7-й в балке севернее совхоза Октябрьский.

Схема первой атаки немцев на 3-й дивизион 11.07.1943 г.

Штаб дивизиона находился на восточной окраине совхоза «Октябрьский». Немецкие танки вошли в село. Я выскочил из траншеи, когда рядом со мной упал, солдат Лопаткин. По балке отошел на гаубичную батарею. Командир батареи Кронин, как мне сказали, остался со взводом управления на наблюдательном пункте, вступил в рукопашный бой с пехотой противника. Я взял командование батареей на себя. Под непрерывными атаками «мессеров» гаубичная батарея открыла огонь по немцам в совхозе. Когда дальнейшая стрельба с закрытой позиции стала неэффективной принял решение перейти на другую огневую позицию. Шофера проявляя мужество и героизм, под огнем противника, на машинах с пробитыми осколками и пулями шинах и даже картерами, вытянули орудия и боеприпасы из балки на высоту. Расчеты привели орудия к бою. С высоты мне хорошо был виден клинообразный боевой порядок наступающих частей дивизии СС, напоминающий« свинью» эпохи рыцарства, как на Чудском озере. В бинокль я различал каждого солдата. Впереди медленно позли десятка два «тигров», за ними самоходные орудия и затем на бронетранспортерах и автомашинах, словно на параде, немецкая пехота в касках. Этот «клин» подходил к Прохоровке. Не медля ни минуты я открыл огонь из гаубиц. После корректировки  снаряды стали разрываться в самой гуще танков. Кто-то еще с левого фланга открыл огонь из орудий крупного калибра. Вся армада остановилась. На «тиграх» захлопнулись люки, нервно задергались стволы, как жуки стали расползаться по полю, а машины и бронетранспортеры с немецкой пехотой стали разворачиваться и уходить в тыл. От огня «тигров» потеряли несколько человек из расчетов, но танки не пропустили».

Вот как описал бой 7-й батареи с немецким танками начальник разведки 3-го дивизиона гв. лейтенант А.А. Обисов:

Обисов Анатолий Андреевич

«Батарею атаковал клин из 100 боевых машин, медленно выползавших из-за бугра, правее намеченного направления стрельбы. Впереди шли тяжелые «тигры» и самоходки, за ними средние танки и бронетранспортеры с пехотой. Вдруг перед танковой армадой стала стена заградительного огня. Это с закрытой огневой позиции нас начала поддерживать 9-я батарея. Корректировал стрельбу с передового наблюдательного пункта командир взвода управления 8-й батареи гв. лейтенант Ромашин Владимир. 7-я батарея, подпустив танки поближе, чтобы бить наверняка, открыла огонь. Полуавтоматические пушки батареи били без устали. Лощину заволокло пылью и дымом. В трехстах метрах от нашей батареи танки остановились, а их мотопехота отошла за бугор. Жесткая дуэль в лощине длилась больше двух часов. В этом бою 7-я батарея , выпустив по врагу более 200 снарядов, героически погибла. Лишь несколько человек, случайно оставшихся в живых, с противотанковыми гранатами заняли самооборону у разбитых орудий. На поле боя горело 12-15 танков и самоходок».

 11 и 12 июля на западной окраине Прохоровки  вступили в бой с танками и САУ мд СС «Лейбштандрт Адольф Гитлер»  артиллеристы 1 дивизиона 7 гв. вдап 9 гв вдд под командованием гв. капитана К.В. Козакова.

Козаков Константин Васильевич

Из воспоминаний Константина Васильевича: «Дивизион прибыл на место в 3часа 30 минут. Мне была поставлена задача занять огневую позицию на западной окраине Прохоровки (слева от железной дороги) и к 7.00 быть готовым к открытию огня прямой наводкой. После рекогносцировки местности мною было принято решение: 1-ю батарею (76-мм орудия) расположить на западной окраине Прохоровки (фронтом на запад), 2-ю батарею (76-мм орудия ) – уступом вперед и вправо (вдоль линии железной дороги) восточнее высоты 252.2 (на этой высоте находится памятник Победы Звонница), 3-ю батарею (122-мм орудия)  уступом вперед и влево. К 7 часам утра дивизион был готов к бою. Примерно в 10 часов из лощины юго-западнее высоты 252.2 появилось около 20 немецких танков. Потеснив стрелковые подразделения и продолжая движение к Прохоровке вышли на рубеж 700-800 метров от 1-й батареи. Впереди двигалось самоходное орудие «фердинанд» (скорее всего штурмовое орудие StuG III). Оценив обстановку, я приказал командиру 1-й батареи гв. лейтенанту Н.Н. Троицкому открыть огонь одним орудием.

Троицкий Николай Николаевич

Первый выстрел – прямое попадание! Однако бронебойный снаряд, попав в лобовую часть брони самоходки, срикошетировал, не причинив ей никакого вреда. «Фердинанд» остановился, и ответным выстрелом вывел из строя стрелявшее орудие (пробил щит и разбил панораму). Вот тут и сработало принятое мной тактическое решение расположить батареи углом назад.

Схема первого боя  1-го дивизиона 11.07.1943 г.

Дал команду командиру 2-й батареи гв. старшему лейтенанту П.С. Грузинскому открыть огонь одним орудием по «фердинанду», который стоял на месте и находился от батареи на расстоянии 450-500 м.

Грузинский Павел Степанович

Первым выстрелом борт «фердинанда» был пробит, от второго он запылал. Воодушевленные успехом 1-я и 2-я батареи открыли огонь по танкам противника бронебойными снарядами и, с установкой на картечь, по пехоте. Потеряв еще, один «тигр», 7 средних танков и до взвода роты пехоты немцы были вынуждены отойти. (В этом бою 3-я батарея участие не принимала) Через некоторое время противник предпринял вторую атаку с учетом расположения 1-й и 2-й батарей и попал под фланговый огонь 3-й батареи гв. лейтенанта В.Д. Трошкина.

Своим губительным огнем по бортам и гусеницам танков гаубичная батарея, сыграла важную, если не решающую роль в отражении этой танковой атаки немцев. Оставив на поле боя еще, один «тигр», 5 средних танков, 2 автомашины и до взвода пехоты противник вынужден был отойти на исходные позиции на нашем участке и прекратить атаки. Несмотря на ожесточенные атаки танков, артиллерийско-минометный огонь и бомбежку потери материальной части и личного состава были минимальными. Было выведено из строя одно орудие и ранено около 10 человек из расчетов и 3 из взвода управления. Почти все раненые остались в строю, а орудие было восстановлено в ночь на 12 июля.

Рано утром 12 июля разведчик взвода управления Бабалоев доложил мне, что ночью слышал шум моторов и лязг гусениц, а на рассвете определил, что на месте подбитых 11 июля немецких танков стоят исправные и их стало больше. Я немедленно доложил об этом командиру полка Валуеву. Не вызывало сомнения, что немцы подготовились к внезапному наступлению на нашем участке и рассчитывают атаковать наши позиции с близкого расстояния. В 8 часов утра по расположению немецких танков был произведен артиллерийский налет и дан залп гвардейских минометов. Наш дивизион тоже вел огонь. Большая часть немецких танков были подбиты, остальные (не более 10) отошли в лощину южнее высоты 252.2 в населенные пункты Лутово, Ямки. Сколько танков подбил 1-й дивизион в тех условиях определить было трудно. Примерно в 9 часов немцы пошли в атаку на обороняемые нами позиции. Впереди шли 15-20 танков, а за ними пехота. Движение танков было направлено на позиции 1-й и 2-й батарей. Наиболее сильной атаке подверглась 2-я батарея. Сосредоточенным огнем дивизиона атака немецких танков была отбита. С первого боя принятого дивизионом и перехода дивизии в наступление боевой порядок 1-го дивизиона не менялся, только командиры батарей переносили свои наблюдательные пункты в боевые порядки стрелковых подразделений». За проявленное мужество и отличие в боях под Прохоровкой почти весь личный состав дивизиона был награжден орденами и медалями, а командира дивизиона гв. капитана К.В. Козакова наградили Орденом Александра Невского. Был отмечен и командир 7 гв. вдап гв. подполковник В.К Валуев. Командир дивизии представил его к Ордену Красного Знамени, но по решению Военного Совета 5-й гвардейской Армии его наградили Орденом Александра Невского.

 

                                                     Научный сотрудник музея-заповедника

                                                    «Прохоровское поле» Ю. Глазунов.

Карта