Список ветеранов
Список погибших солдат
Президент России
Баннер
Баннер
Портал «Культура.РФ»
Оценка услуг

Версия для слабовидящих

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите:

Счетчик посещения сайта
Главная Научно-исследовательская работа Публикации сотрудников Литвяков А.В.«Танки как средство достижения Победы»


Литвяков А.В.«Танки как средство достижения Победы»

Печать

ЛИТВЯКОВ А.В.


С пушкой в душу наведенной

Страшен танк, идущий в бой

А. Твардовский

Танки как средство достижения Победы

За относительно короткий срок своего существования танковые войска прошли славный и сложный путь развития.

История зарождения танковых войск, опыт их применения в мировых войнах и конфликтах их развитие и совершенствование подчинены общим законам вооруженной борьбы и оперативно-стратегическим взглядам на ведение войны. Первая мировая война выявила огромные возможности оперативного использования танков, как средство подавления не только живой силы противника, но и как средство уничтожения долговременных оборонительных сооружений, а послевоенное развитие танковых войск в еще большей мере подняло их роль в современных операциях.

Актуальность работы заключается в том, что люди, интересующиеся военной историей, и читающие соответствующую литературу, всегда обращают внимание на характер военных действий, их специфику.

В ходе военных конфликтов танки играли роль средства, позволяющего не только взломать оборону противника на определённом участке фронта, но и развивать быстрое наступление в его тыл, отрезая части врага от их коммуникаций, нарушая снабжение и связь, окружая крупные группировки войск, которые часто, даже не будучи разгромленными, просто сдавались, поскольку были деморализованы быстрыми действиями танковых частей, на которые их командование просто не успевало отреагировать.

Танки были лишь одним из инструментов достижения поставленной задачи, и сами по себе они не смогли бы решить столь крупные военные задачи, в которых на первый план выходило взаимодействие всех родов войск, участвовавших в молниеносных операциях, но они были одним из главных средств достижения победы в быстрых и решительных операциях.

Главной проблемой в истории развития танкостроения до Первой мировой войны было отсутствие мотивации и непонимание возможностей применения бронированной техники. Про основы применения бронированной повозки еще в XV веке Леонардо да Винчи писал: «Мы построим закрытые колесницы, которые проникнут в неприятельские линии и не смогут быть уничтожены толпой вооруженных людей, а позади них может следовать пехота без особого риска и всякого багажа».

До сентября 1916 года на практике никто всерьез не воспринимал «дорогие железные игрушки», как назвал в свое время прототипы танков военный министр Англии Ллойд-Джордж.

Известно, что танк был вызван к жизни объективными условиями боевой действительности. Начиная с 15 сентября 1916 г., когда танк впервые появился на поле боя, роль и значение его менялись. Выступив вначале как средство поддержки пехоты, танк постепенно превратился в средство развития тактического успеха пехоты и кавалерии.

По мере технического усовершенствования танк все более завоевывал себе право на жизнь и впоследствии превратился в фактор оперативной значимости. Настоящее признание танки получили во время Первой мировой войны, в бою при Вилле - Бреттоно.

Первая мировая война носила позиционный характер, ее особенность заключается в сплошной и глубокоэшелонированной обороне с окопами, блиндажами и пулеметами, которую пехоте преодолеть было практически невозможно. Для прорыва в основном, использовалась, тяжелая полевая артиллерия с малым радиусом действия и для дальнейшего прорыва ее периодически приходилось снимать с места дислокации и перемещать на более близкое расстояние по отношению к окопам противника. Поэтому пока наступающие войска занимались перемещением артиллерии, обороняющиеся мобилизовали все силы и отвоевывали занятую линию зачастую переходя в атаку.

Такое передвижение было безрезультатно и могло продолжаться сколь угодно долго. Так в 1916 году в битве при Вердене немецкие войска готовились довольно долго. За десять месяцев противоборства было потрачено свыше 14 млн. снарядов, число погибших с обеих сторон превышало 1 млн. человек. И несмотря на все эти усилия немцам удалось продвинуться всего то на 3 км. в глубь обороны Французской армии.

Англичане первыми поняли все преимущество новой техники. К созданию бронированных машин англичан подвигли колоссальные потери пехоты в наступлении от огня немецких пулемётов. Обороняющаяся сторона могла зачастую, почти безнаказанно с помощью пулемётов расстреливать живую силу противника, при этом, не неся значительные потери личного состава. В сложившейся обстановке срочно надо было принимать меры, тогда и возникла идея создания движущейся, бронированной машины, «Сухопутного броненосца», способного выдерживать попадания от снарядов, большого количества пуль и осколков, продавливать оборону врага, ведя за собой пехоту. Эта была, пожалуй, первая концепция применения танков в условиях реальной войны в начале ХХ века.

В битве на реке Сомме английская армия впервые использовала танки. В бою участвовало 32 машины, 17 из которых вышли из строя по разным причинам, но оставшиеся танки развили успех наступления и помогли пехотным частям продвинуться вглубь немецкой обороны на 5 км. Потери в живой силе оказались меньше в 20 раз от расчетных. Для сравнения стоит вспомнить бой при Вердене [10].

Главная роль, которую должны были играть танки в ходе Первой мировой войны сводилась к прикрытию пехоты во время наступления, они были своеобразным «буксиром», который тянул за собой пехоту в наступлении при огневой поддержке артиллерии. В скором времени стало ясно, что использовать танки для поддержки стрелковых подразделений неправильно. Этот способ применения бронированных машин не давал им полностью раскрыть свой потенциал, не давал возможности достигнуть серьёзного стратегического успеха.

Реакция частей 1-й германской армии, встретивших первые танки, была просто панической: "Все стояли пораженные, как будто потеряв возможность двигаться. Огромные чудовища медленно приближались к нам, гремя, прихрамывая и качаясь, но все время продвигаясь вперед. Ничто их не задерживало. Кто-то в первой линии окопов сказал, что явился дьявол, - и это слово разнеслось по окопам с огромной быстротой" [2].

Так танки продемонстрировали два важных тактических приема, которые станут потом каноническими при применении танков:

- во-первых, танки были применены массово на направлении основного удара,

- во-вторых, впервые танкам было указано направление продолжение атаки, то есть была попытка использования их для развития успеха наступления на оперативную глубину.

В апреле 1918 года произошел первый «встречный» танковый бой, в котором была «открыта» новая способность танка – маневренность, слаженность экипажей и что немаловажно - быть противотанковым средством. Из двух танковых боев Первой мировой войны в обоих с лучшей стороны зарекомендовали себя танки с пушечным вооружением (Мк I-II). Танки с пулеметным вооружением показали себя полностью беспомощными. В первом бою, используя пушечное вооружение и преимущество в мобильности, английский танк повредил один и отогнал два немецких танка. А во втором бою один тяжелый немецкий танк подбил один и повредил три легких английских танка.

Исходя из простых предпосылок первых боев - в одном одержала победу комбинация мобильности и вооружения, а в другом – защищенности и вооружения, несложно сделать вывод что идеальный танк должен совместить эти три качества – мобильность, защищенность и вооруженность не в ущерб какой-либо из них.

Уже в ходе Первой мировой войны сформировались основы применения танков:

1. Взлом обороны противника

2. Развитие наступления

3. Противотанковое средство

4. Поддержка пехоты

Военное ведомство Российской Империи внимательно следило за применением странами Антанты — а впоследствии и Центральными державами — нового, «ультрасовременного» вида боевой техники — танков. Военные понимали и признавали исключительную полезность вездеходных боевых машин в условиях русского бездорожья. Помимо зарубежного опыта, в этой области у России имелись собственные конструкторские наработки. Их появлению во многом способствовал солидный опыт создания бронеавтомобилей, а также достаточно мощная промышленность, способная осуществить выпуск таких несомненно передовых для своего времени изделий, как танки. И хотя первые «опыты» России на этом поприще нельзя назвать удачными — ни крохотный «Вездеход» Пороховщикова, ни ужасающий «Царь-танк» Лебеденко не обладали сколько-нибудь реальной боевой ценностью — к 1917 году появились и вполне осуществимые проекты, такие как танк Рыбинского завода. Кроме того, имелись вполне успешные опыты создания боевых машин на базе полугусеничных тракторных шасси — таковым являлся бронированный трактор Гулькевича. Таким образом, к началу 1917 года Российская Империя уже приближалась к моменту выпуска собственных вездеходных боевых машин.

С технической стороны танки Первой мировой войны были довольно слабы и ненадежны. Глубокие рейды в расположение частей противника зачастую оказывались неудачными, низкая скорость, малый запас хода и катастрофическая ненадёжность машин, все это заставляло использовать танк только совместно с пехотными частями, но на этом его история не заканчивается.

ХХ век характеризуется невиданным техническим прогрессом, а так же в свою очередь быстрым моральным и техническим устареванием вооружения. И танки не стали исключением. Без преувеличения можно сказать, что некоторые модели танков устаревали еще до того, как их первые экземпляры поступали в армию.

В межвоенные годы над военными умами мира довлела мысль быстрых побед, быстрой войны. Результатом стало массовое производство легких танков и танкеток зачастую имевших слабую броню, а на вооружении только пулеметы, или пушку недостаточного калибра, что бы служить в качестве противотанковой.

Предполагалось, что тяжелые и средние танки взломают оборону противника, легкие и малые (танкетки) войдут в прорыв и разовьют успех наступления, совершая на большой скорости рейды по тылам и сея панику.

Но в действительности такие идеи были опровергнуты и уже в Испании легкие танки показали свою высокую уязвимость, что приводило к неоправданно высоким потерям.

Тем не менее, легкие танки оставались на вооружении до Второй мировой войны и составляли львиную долю танковых армий воюющих стран в ее начале.

К концу 30-х годов танк приобрел знакомые нам очертания: стальной низкий корпус, одна вращающаяся башня почти по центру, одно орудие, один, два пулемета.

Танки стали символом всесокрушающей мощи не только в Первой мировой войне, но и на всех театрах боевых действий Второй мировой войны. В сражениях Второй мировой войны решающую роль стали играть скорость маневра крупных соединений войск, мощные удары на узких участках фронта большими силами и прорыв в глубину обороны с целью окружения больших сил противника. Для этих целей танки подходили лучше всего.

В конце 30-х начале 40-х годов XX века произошло переосмысление роли танков в общем ходе боевых действий. Танк из средства поддержки пехоты превращается в средство ведения подвижной маневренной войны.

Вторую мировую войну называют "Войной моторов" - в этом есть истина, ведь в ней было задействовано огромное количество танков, самолетов, автомашин и прочей техники.

Молниеносный бросок немецкой армии на Варшаву в 1939 году, падение Парижа в 1940-м и грандиозный разгром лучших частей Красной Армии летом 1941 года все это примеры умелого применения танковых войск.

На использование танков во время Второй мировой войны больше всего повлияла стратегия «блицкрига» или же «Теория глубокой операции» в СССР. Обе стратегии, в свою очередь, основывались на идеях английского офицера Дж. Фуллера которые тот обосновал еще в Первую мировую войну.

Исходя из этой стратегии танковым частям отводилось две важные задачи – во-первых первичный прорыв обороны противника, во-вторых танковые части вводились в образовавшийся прорыв для развития успеха наступления, расширения прорыва, обходя и окружая силы противника, перерезали линии снабжения и коммуникации, захватывали и уничтожали вражеские тылы, блокировали узловые элементы (такие как развилки дорог), были средствами достижения победы в быстрых и решительных операциях. Именно последнее применение танков оказалось наиболее эффективным.

Несмотря на общую стратегическую схожесть, тактическая реализация этой стратегии в СССР пошла по неверному пути, по-сути сохранив тактику применения танков на уровне Первой мировой войны – как средство поддержки пехоты распыляя танки по всему фронту небольшими количествами. Это, в свою очередь, сыграло роковую роль в начале Второй мировой войны и Великой Отечественной войны.

Германия вступила во Вторую мировую войну с танковым парком, насчитывающим около 3200 машин. Это были легкие танки Т-I и Т-II различных модификаций, а также средние танки Т-III и Т-IV.

В основном, все немецкие танки создавались, как средство реализации концепции "молниеносной войны" (идеологом которой был Гейнц Гудериан) и поэтому они вооружались преимущественно малокалиберными автоматическими и полуавтоматическими пушками, а так же пулеметами, способными создать на близких расстояниях зону огня, необходимую для поражения и деморализации живой силы противника, а высокая скорость танков являлась главным фактором стремительного и глубокого прорыва в глубь территории противника.

В этот период основными тактическими соединениями подвижных (танковых) войск Германии были танковые и моторизованные дивизии.

Во второй половине войны немецкую стратегию «блицкрига» переняли практически все воюющие стороны в частности и СССР, и с энтузиазмом принялись использовать ее непосредственно на самих немцах. На что немцы, уже тогда, ответили изменением организационной структуры вермахта, создав эффективную форму противодействия «блицкригу».

Главную и основополагающую роль тут снова играли танки. Но их количество в дивизии пришлось сократить, что увеличило степень взаимодействия между родами войск, а так же степень автономности самих танков. Это позволяло им в меньшей степени зависеть от поставок из тыла и быть менее подверженным эффекту «блицкрига».

Такие «маленькие» дивизии могли отлично наносить удары по прорвавшимся силам противника.

В СССР всегда придавали огромное значение вопросам технического оснащения Вооруженных Сил, как важнейшему фактору повышения их боевой мощи. Танковые битвы минувших войн были выиграны не только на поле боя, они были выиграны за чертежными досками и в цехах заводов.

Говоря о танках, как о средстве достижения Победы, нельзя ни сказать о знаменитейшем советском танке – Т-34. Эта боевая машина славится, прежде всего, органическим сочетанием боевых свойств, а именно — подвижности, броневой защиты и огневой мощи.

Об огромной роли которую сыграл Т-34 в период Великой Отечественной войны ясно говорят следующие цифры: в начале 1941 года выпуск Т-34 составлял 40 процентов от всего отечественного производства танков, в 1942 году — 51, в 1943 году — до 79, в 1944 году до 86 процентов [9].

Первый период войны показал качественное решающее превосходство танков РККА над новыми средними танками вермахта Т-III и Т-IV, которые, как известно, были созданы для ведения «молниеносной войны». В этот период немцы уделяли основное внимание обеспечению быстроходности танков по хорошим европейским дорогам, но ни как не по дорогам с грунтовым покрытием, или же по дорогам без какого либо покрытия вообще. Броневая защита этих танков оставляла желать лучшего, пулеметное вооружение недостаточно мощное, а 37-миллиметровая пушка на Т-III и 75-миллиметровая короткоствольная гаубица на Т-IV имели слабую бронепробиваемость.

Что касается хваленого «тигра», то он походил на коробку, был неуклюж, башня отказывалась вращаться при даже небольших углах наклона корпуса танка, снаряд легко «закусывал» его вертикальную броню, и, даже если она выдерживала попадание снаряда, то вся ужасающая сила удара оглушала экипаж и ранила мелкими кусками брони. От этого вражеские танкисты часто «мазали» даже на близком расстоянии.

Советские же танки Т-34 и КВ громили машины немцев даже с наибольших дистанций прицельного огня.

Теоретик танковых сражений генерал Гудериан, вспоминал о боях под Москвой: «Южнее Мценска моя 4-я танковая дивизия была атакована русскими танками, и ей пришлось пережить тяжелый момент. Впервые проявилось в резкой форме превосходство русских танков Т-34. Дивизия понесла значительные потери». [2].

Т-34 был очень универсальным танком и благодаря этому успешно использовался для решения широкого спектра боевых задач: борьбы с танками противника, действий в обороне и наступлении, артиллерией и пехотой, с разнообразными противотанковыми средствами.

Сейчас стоит сказать, что спустя более чем 70 лет, многие страны возвращаются к немецкому опыту. Обратимся к ближнему зарубежью - Украина, вслед за странами Запада, перешла на бригадный принцип формирования Вооруженных Сил. Россия тоже начала переход к подобной структуре танковых войск. Что это значит? А значит это то, что, по сути, мы получим, более мобильную армию с высокой степенью автономности частей. Но вернемся к нашему вопросу и рассмотрим его на практике:

Великая Армия Наполеона в походе на Москву двигалась со средней скоростью около 10 км в день. В 1914 году, спустя 100 лет, немцы, «стремительно» наступая на Париж, шли с той же скоростью. За целый век темп боевых операций не изменился. После того, как Первая мировая война приняла позиционный характер, даже в наиболее успешных операциях темп продвижения армий не превышал 1-2 км в день при глубине обороны около 100 км. В Великую Отечественную войну Советские Вооруженные Силы показали совершенно иные темпы наступательных операций.

Советские войска, сосредоточенные в районе Курска Летом 1943 года, дали решительный отпор фашистским полчищам. В этой битве важнейшую роль сыграли советские танкисты. Тесно взаимодействуя с другими родами войск, действуя из засад, нанося контрудары, наши танки образовали мощный стальной барьер, который не смогли преодолеть вражеские соединения. Встречное танковое сражение 12 июля 1943 года в районе Прохоровки, в котором с обеих сторон участвовало 1 200 танков и САУ, еще раз показало полное превосходство советских бронетанковых и механизированных войск над вражескими танковыми войсками и танками, в том числе и над новыми — «тиграми» и «пантерами». Фашистский «зверинец» был бит на Курской дуге. Ни мощные пушки, ни сверх толстая броня, установленная на них, ни звериные названия не страшили советских воинов. Танки 5-й гвардейской танковой армии под командованием генерала П.А. Ротмистрова на полном ходу врезались в боевые порядки противника. Атака была стремительной, враг не успел как следует подготовиться к ее отражению. Передовые ряды советских танков пронзили весь строй первого эшелона танков противника. Его управление передовыми частями и подразделениями было нарушено. «Тигры», лишенные в ближнем бою своих преимуществ, а именно толстой брони и мощного артиллерийского вооружения — успешно поражались советскими танками с коротких дистанций. Не выдержав такого натиска советских танков, гитлеровцы были вынуждены перейти к обороне. Именно здесь, под Прохоровкой в 1943 году был сломлен хребет танковым войскам вермахта.

Широкое применение танков — на юге и на севере, в украинских степях, в лесах Белоруссии и Литвы, на болотах Восточной Пруссии и на горных перевалах Карпат — придавали ударам Советской Армии по гитлеровским войскам особую мощь.

Летом 1944 года в лесисто-болотистой местности Белоруссии, зимой 1945 года в Польше при очень неблагоприятной погоде, в ожесточенных сражениях с упорно сопротивляющимся противником Советская Армия продвигалась вперед со скоростью в среднем 20-25 км в день на глубину до 500 км. В отдельных операциях темп продвижения достигал 60-80 км, а иногда, например, в Маньчжурии, 100 и больше километров в день. Характерно, что мощь наших танковых ударов росла от сражения к сражению. Если в боях под Москвой участвовало 774 танка, а в контрнаступлении под Сталинградом 1 500 танков, то при штурме столицы фашистской Германии их было свыше 6 000 [1].

В Сталинградской, Корсунь-Шевченковской, Белорусской, Ясско-Кишиневской, Берлинской операциях танковые и механизированные войска успешно осуществляли смелый маневр на окружение противника.

Преследуя врага, бронетанковые и механизированные войска с ходу форсировали крупнейшие водные преграды — Днепр, Днестр, Западный Буг, Вислу, Одер.

Советская военная наука определила формы боевого применения танков, исходя из их возможностей и правильного взаимодействия с другими родами войск. Организационным выражением новых форм применения танков было создание мощных танковых и механизированных соединений, главным ударным средством которых являлись танки.

Маневренность наших боевых машин, позволявшая им действовать на глубину в сотни километров, без значительных перерывов, днем и ночью, в любое время года и в самых различных условиях местности, использовалась Советской Армией как при непосредственном взаимодействии танков с другими родами войск, так и в самостоятельных танковых операциях, которые по размаху и темпу не имели себе равных в истории войн.

С дистанции сегодняшнего дня ярче видятся нам успехи советского танкостроения. Вместе с конструкторами оружие победы ковали рабочие и инженеры танковых заводов, металлурги, все труженики тыла. Это их усилиями в течение войны фронту было дано 95 099 танков и самоходных артиллерийских установок, что почти в два раза превысило объем выпуска бронетанковой техники в фашистской Германии [1].

«Все годы войны, — вспоминал впоследствии известный советский конструктор танков Ж.Я. Котин — шло состязание конструкторских умов воюющих сторон. Германия трижды меняла конструкцию своих танков. Однако гитлеровцам так и не удалось достигнуть боевой мощи советских танков, созданных и модернизированных учеными и конструкторами. Творческая мысль наших конструкторов все время обгоняла фашистскую» [9].

После Второй мировой войны предвоенный опыт повторился с точностью до мелочей, но в данном случае консерватизм присущий военным оказался полезен.

В 1956 году назревает Арабо-израильский конфликт, который показал резко возросшие возможности создания эффективной противотанковой обороны.

Всем казалось, что кумулятивные боеприпасы и управляемое вооружение поставят точку в применении танков. Скептически настроенные политики говорили о том, что танки исжили себя, надо от них отказаться. Но были и такие которые прямо заявляли, что на любую броню можно изготовить кумулятивный снаряд который может ее пробить и потому лучшей защитой танка будет его мобильность и по этому во всю стали применять легкие танки.

Очередной арабо-израильский конфликт в 1967 году показал на практике, что на поле боя, маневренность выше у танков с большим уровнем защищенности, так как маневры легких танков не шли дальше перемещения от одного укрытия к другому.

Что же до стратегии – то она тут мало в чем поменялась, просто ее реализация вышла на качественно новый уровень: танковые клинья, при поддержке с воздуха и мотопехоты, врывались в глубину обороны противника, сея панику среди его соединений не способных наладить коммуникации и грамотно руководить войсками в такой ситуации.

Таковой стратегия применения танков и оставалась еще очень долго – в 1991-м году в войне с Ираком в прорыв вошли 4 танковые дивизии многонациональных войск. То же самое нашло свое отражение и в Российско-Грузинском противостоянии. Причем в нем российские войска применяли достаточно старые танки, в то время как на вооружении у Грузии стояли модернизированные Т-72, что тоже наводит на аналогии с первым периодом советского-фашистского противостояния.

Важным знаком для танков было еще одно качество – способность противостоять воздействию ядерному, а в поздних модификациях и химическому оружию. Что и нашло отражение в послевоенных поколениях танков в массовом порядке оснащенных системами защиты от ОМП (оружие массового поражения). А в том, что в грядущей Третьей мировой войне ядерное оружие будет использовано долгое время сомнений не возникало.

Тем временем защита танков от ядерного оружия была доведена до уровня блиндажа, - как от радиации, так и от ударной волны. Ответом на это стало появление нейтронного оружия, которое должно было применяться в первую очередь против механизированных частей противника.

В отношении же тактики применения танков ядерное оружие изменило мало – танки подразумевалось вводить в бреши в обороне проделанные ядерными взрывами, где танковые части должны были действовали в отрыве от основных сил.

Вера в то, что следующая война будет носить всеразрушающий порядок с широким применением ядерного оружия привела к тому, что СССР имел первую в мире армию по количеству танков, которую предполагалось потерять вследствие ядерных ударов противника, за первые часы войны на 30-60% [12].

Частям в начале войны предписывалось двигаться в пункты сбора, где они садились на новую технику и откуда продолжали бы боевые действия. Соответственно и основную массу танков составляли танки дешевые и приспособленные к массовому выпуску – например Т-72. От части же, массовость выпуска танков должна была компенсировать отставание СССР в авиации. Так или иначе, танковые войска играли первую скрипку в стратегических планах советского командования.

Боевые действия в современной войне отличаются решительностью, напряженностью, зачастую связаны с большими потерями. Для них характерно стремительное сближение сторон при обоюдном интенсивном огневом воздействии, нанесение упреждающих ударов, ожесточенное противоборство различных боевых систем, прежде всего авиации и ПВО, танков и противотанковых средств. Важным фактором успешного ведения боевых действий является эффективное, тесное и непрерывное взаимодействие сил и средств, рациональное использование возможностей различного оружия.

Однако более глубокий анализ хода и результатов каждой из войн последних тридцати лет, условий и способов боевого применения различных средств борьбы, в том числе и танков, показывает: танки не только не утратили своей роли на современном поле боя, но в ближайшей перспективе не могут быть заменены какой-либо системой оружия. До тех пор, пока ближний бой остается неизбежным и необходимым элементом боевых действий, сохранится потребность в основных танках. В системе вооружений сухопутных войск нет другого универсального боевого средства, обеспечивающего войскам возможность прорыва подготовленной обороны противника, развития успеха, организации прочной обороны, ведения высокоманевренных боевых действий.

Большинство специалистов убеждено, что возможности танков далеко не исчерпаны и, что необходимо дальнейшее совершенствование как танков, так и способов их боевого применения при условии надежного огневого (ядерного) поражения противника авиацией, ракетными войсками и артиллерией в интересах массированного применения танков, тесного взаимодействия их с пехотой, плотного прикрытия боевых порядков подвижными средствами ПВО, танки и впредь останутся важнейшим средством борьбы на поле боя и смогут решать самые сложные боевые задачи.

Изменение характера военной угрозы, устранение непосредственного противостояния армий НАТО и Варшавского договора в Западной Европе привели к тому, что наиболее вероятным стало участие танков в локальных конфликтах, контрпартизанских действиях, операциях по поддержанию мира. Вместе с тем сохраняется задача их применения в широкомасштабной войне. По-видимому, в зависимости от характера конфликта, сегодня роль танков можно определить следующим образом.

Во-первых, это непосредственная поддержка немеханизированной пехоты, подразделений воздушно-десантных войск, при необходимости — внутренних войск и местных формирований, как правило, в миротворческих и контрпартизанских операциях. Здесь танки, перефразируя известное выражение, относящееся к флоту, действуют главным образом уже тем, что существуют (находятся в районе операции). Вместе с тем они выполняют роль мощного средства огневой поддержки на поле боя.

Во-вторых, танки, приданные на усиление, используются в качестве тяжелого оружия и ударной силы мобильных общевойсковых (воздушно-десантных, морской пехоты) подразделений и частей сил быстрого реагирования при нейтрализации локальной внешней угрозы или действиях за пределами национальной территории.

В-третьих, танки интегрируются в состав тяжелой механизированной пехоты (на БМП), где выступают в роли универсального хорошо защищенного и мобильного огневого средства на поля боя. Наконец, танки объединяются в самостоятельные танковые части и соединения, задача которых заключается в решительном переломе обстановки, нанесении поражения и окончательном разгроме противника в широкомасштабной войне либо на поздней стадии локального конфликта.

Очевидно, что изменившийся характер решаемых задач непосредственно повлияют на способы боевого применения танков. Усилится роль и, соответственно, численность легких танков, уменьшится число основных. Однако последние по-прежнему останутся «становым хребтом» современных сухопутных войск.

В то же время не лишним будет подчеркнуть, что танки, как и любой другой вид вооружений и военной техники, не могут в одиночку решить все задачи, стоящие перед сухопутными войсками в современной войне. То же самое можно сказать и об авиации, флоте, ракетных войсках и т. д. Даже самый универсальный род войск — пехота, не способна самостоятельно в широкомасштабной войне не то, чтобы добиться успеха, но и просто выжить на поле боя. Только комплексное применение всех средств вооруженной борьбы при тесном взаимодействии между ними позволяет рассчитывать на успех.

В Подмосковье и Волгограде, Калаче, Белгороде и Курске, Киеве и Минске, Варшаве, Берлине и Праге, на площадях и улицах многих других советских и зарубежных городов, в степях Монголии и горах Маньчжурии установлены на постаментах танки – памятники беспримерному мужеству и героизму советских воинов-танкистов. Это памятники всем победителям, это дань глубокой благодарности тем, кто сражался во имя жизни и счастья Родины, во имя избавления от фашистского рабства народов Европы, кто ковал в тылу оружие Победы.

На этом, собственно и закончу свой короткий экскурс в историю применения танков. В конце хочу сказать что, думаю, мы еще не раз успеем быть свидетелями «похорон» танков на устах различного рода знатоков, - мол, сейчас решает авиация, пехота, или еще что-нибудь, что нравится тому или иному критику. Но еще Кузнецов Т.П. в своей книге 1940-го года «Тактика танковых войск» указал на то почему танки в любой ситуации останутся на поле боя – это (как минимум!) выявление и подавление огневых точек противника, которые останутся невидимыми для авиации и артиллерии. Поэтому, танку на поле боя суждена еще очень долгая жизнь.

Главное чего хотелось бы, так это чтоб бои разворачивались только игровые.

Список литературы

1. Гетман А. Танки идут на Берлин / А. Гетман. – М.: Наука, 1973. – 392 с.

2. Гудериан Г. Танки - вперед! / Г. Гудериан. – М.: Воениздат, 1957. – 260 с.

3. Дорошкевич О. Полная энциклопедия боевых танков и самоходных орудий /О.Дорошкевич. – М.: Харвест, 2008. – 384 с.

4. Игорь Шмелев. История танка (1916—1996) / Техника – молодёжи. – М., 1996. – С. 5-11.

5. Ликсо В. Танки / В. Ликсо. – М.: Харвест, 2010. – 256 с.

6. Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 10, с. 340.

7. Свирин. М. Отзывы и рецензии о книге Танки Сталинской эпохи. Суперэнциклопедия. "Золотая эра советского танкостроения" / М.Свирин. – М.: Эксмо, 2012. – 640 с.

8. Спасибухов Ю. Основной боевой танк Strv-103 // Танкомастер. – М.: Техника – молодёжи, 2000. – № 2. – С. 32.

9. Слободин К. Т-34: путь к Победе: Воспоминания танкостроителей и танкистов / К. М. Слободин, В. Д. Листровой. – X.: Прапор, 1985. – 235 с. 10. 100 великих битв. – М.: Вече, 1998. – 640 с. 11. Федосеев С. Танки Первой Мировой / С. Федосеев. – М.: Эксмо, 2012. – 640 с. 12. Холявский Г. Полная энциклопедия танков мира 1915-2000 г. / Холявский Г. – М.: Харвест, 2006. – 601 с.