Список ветеранов
Список погибших солдат
Президент России
Баннер
Портал «Культура.РФ»
Баннер
Оценка услуг

Версия для слабовидящих

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите:

Счетчик посещения сайта
Главная Научно-исследовательская работа Публикации сотрудников Бородина С.В. "2-ой гвардейский Тацинский танковый корпус в боях на Курской дуге."


Бородина С.В. "2-ой гвардейский Тацинский танковый корпус в боях на Курской дуге."

Печать

Бородина С.В.

2-ой гвардейский Тацинский танковый корпус в боях на Курской дуге.

70 лет назад 12 июля 1943 года на Прохоровской земле произошло крупнейшее в истории Второй мировой войны встречное танковое сражение. О нем написано много книг, монографий, научных трудов. Большинство авторов в своих работах рассказывают в основном именно о событиях 12 июля - апогея величайшего сражения. Уже накануне велись бои на Прохоровском направлении. Танковые соединения последовательно, день за днем уничтожали боевую технику, живую силу противника, с боями удерживали занятые позиции. Бойцы проявляли мужество и стойкость, всеми силами стремясь остановить продвижение немецких войск. 2-ой гвардейский Тацинский танковый корпус активно участвовал в боях 6-9 июля и в самом Прохоровском сражении.

Успешность ведения боя во многом зависели от таланта командира, его способности быстро принимать решения, объективно оценивать сложившуюся обстановку и четко выполнять поставленные задачи. И такими качествами обладал Бурдейный Алексей Семенович - командир 2-го гвардейского Тацинского танкового корпуса. В своих воспоминаниях П. А. Ротмистров отмечал, что в боях на Курской дуге командиры танковых и механизированных корпусов проявляли выдающиеся качества военачальников, в их числе называл и А. С. Бурдейного. «Именно благодаря искусному управлению и умелому применению танковых подразделений и частей командиры-военачальники на практике показали, на что способны танковые войска и какова их роль в войне». [Ротмистров, 1970, с. 68-69].

Прежде чем перейти к подробному рассмотрению участия 2-го гвардейского Тацинского танкового корпуса в боях на Курской дуге хотелось бы остановится на том, с чего начинался и как складывался его боевой путь, как было получено название - Тацинский. Ведь именно тогда начинал формироваться неоценимый боевой опыт солдат и офицеров, пригодившийся на Прохоровской земле. Корпус был сформирован в апреле 1942 года на Южном фронте в районе г. Ворошиловград как 24-й танковый корпус. 17 декабря 1942 года танковый корпус был введён в прорыв и начал свой легендарный глубокий рейд. 24 декабря корпус ворвался в станицу Tацинская и уничтожил один из важнейших аэродромов, с которых снабжалась окруженная группировка врага в Сталинграде. 24-й танковый корпус за боевые заслуги был преобразован во 2-ой гвардейский танковый корпус и получает почетное наименование Тацинский.

С января 1943 года 2-ой гвардейский Тацинский танковый корпус участвовал в Ворошиловградской наступательной и в Харьковской оборонительной операциях на Юго-Западном фронте. При отражении контрудара 4 немецкой ТА части корпуса оборонялись на левобережье Северского Донца. 22-23 марта они нанесли удар по наступающим частям противника в районе Крейда (пригород Белгорода), после чего 24 марта 2-ой гвардейский Тацинский танковый корпус был передан 64 А, а затем выведен в резерв Воронежского фронта и вплоть до 5 июля дислоцировался в районе г. Короча.

Находясь в резерве, командный и рядовой состав 2-го гвардейского Тацинского танкового корпуса, активно готовились к предстоящим боям, оттачивали боевое мастерство, управление техникой. Например, бойцы 26 гв. тбр активно использовали временную передышку. В начале июля 1943 года проводилась строевая подготовка, вождение танка по препятствиям, чистка танкового и стрелкового оружия. 4 июля в выходной день, проводились соревнования по физической подготовке между взводами, ротами и, в батальонном масштабе, по гимнастике, гранатометанию, а так же кросс в противогазах на 10 км. Вечером личный состав ходил в 1 батальон на выступление художественной самодеятельной бригады. В этот день у бойцов была последняя возможность отдохнуть и подготовится к предстоящим боям.

Чтобы четко проследить передвижение корпуса, и сформировать целостное представление о его участии в Курской битве и Прохоровском сражении, рассмотрим передвижение и боевые действия 2 гвардейского Тацинского танкового корпуса с 5 по 17 июля 1943 года.

2-ой гвардейский Тацинский танковый корпус дислоцировался в Короче. 5 июля корпус был передан в подчинение командующего 6-й гвардейской армией Чистякова И. М. Перед командиром полковником А. С. Бурдейным стояла следующая задача: выдвинуть части корпуса из района Короча в район Сажное, Новые Лозы, Гостищево и не допустить развития наступления противника в северном и северо-восточном направлениях. [Чиченков, 1996, с. 26]. (рис. 1.) Бурдейный Алексей Семенович.

В начале боев на Курской дуге можно было только предполагать, как будут развиваться события. В случае благоприятно складывающейся обстановки планировалось разгромить гитлеровские войска, вклинившиеся в оборону 6-й гвардейской армии и перейти в контрудар. Эти планы подтверждает боевой частный приказ штаба Воронежского фронта: «Быть готовым с рассвета 6.07.43 г. во взаимодействии с 5 гв. тк. перейти в контратаку в направлении: Крюково, Крапивенские дворы и далее на Гремучий, Белгород». Схема дислокации 2-го гвардейского Тацинского танкового корпуса на 5 июля 1943 г.

К утру 6 июля стало очевидно, что ситуация складывается не так, как планировалось... В этот день наступая главными силами на Яковлево, немецкие войска стремились отбросить части левого крыла 6-й гвардейской армии за р. Липовый Донец. Основной удар на этом направлении наносила танковая дивизия «Райх». К 9 часам в ходе боя противник продвинулся в восточном направлении. По приказу командующего 6-й гвардейской армией 2-ой гвардейский Тацинский танковый корпус переправился на западный берег р. Липовый Донец и в ходе ожесточенных боев отбросил на запад части противника.

Во время контратаки, начавшейся 6 июля в направление с. Смородино совершали подвиги бойцы 2 гв. Тацинского танкового корпуса, один из них совершил танкист Бутенко И.Е.

В ходе короткой схватки экипаж Ивана Ефимовича уничтожил три танка, подбил один и в этом же бою, на одном танке Т-34 совершил сразу два танковых тарана. Дался подвиг не простой ценой, танк загорелся, механик-водитель гвардии старшина Цезарь был убит, а радист гвардии старший сержант Сливкин - тяжело ранен. Раненого товарища Бутенко вытащил из горящего танка, вступил в схватку с выжившими членами экипажа немецких танков. И из этого боя тоже вышел победителем, добыв при этом ценные документы у немецкого офицера. За совершенный подвиг Бутенко И.Е. был удостоен звания Героя Советского Союза.

Но закрепить, достигнутый в боях за день успех, не удалось. В ночь на 7 июля в связи с продвижением врага на север, по приказу командующего фронтом, 2-ой гвардейский Тацинский танковый корпус был отведен на свой прежний оборонительный рубеж по восточному берегу р. Липовый Донец. [Колтунов, 1970, с. 149-150].

7 июля 2-ой гвардейский Тацинский танковый корпус удерживал прежние позиции. Велись оборонительные бои. 4 гв. тбр находилась в резерве командира корпуса. В течении дня противник предпринимал неоднократные атаки прорвать оборону, и был отбит огнем артиллерии. Немецкая авиация группами 18-25 самолетов непрерывно бомбила - Тетеревино, Новые Лозы, Волобуевку и боевые порядки танков.

8 июля после двухдневных оборонительных боев, танки 2-го гвардейского Тацинского танкового корпуса, прошли через порядки пехоты и ринулись в наступление. На направление наступления корпуса противник сосредоточил 2 танковые дивизии СС «Мертвая голова» и «Райх», насчитывающие более 150 танков, в большинстве своем типа «Тигр».

Количественный перевес врага в технике дополнялся хорошо продуманной организацией системы огня. На господствующих высотах были размещены немецкие противотанковые артбатареи. Ожесточенное сопротивление наступлению танковых подразделений враг оказывал на земле и в воздухе. Десятки самолетов, как истребительной, так и бомбардировочной авиации непрерывно атаковали боевые порядки советских танкистов, пытаясь сдержать их наступление.

Немецкие войска стремились развить наступление в северном и северо-восточном направлении, для реализации этих целей подтягивались из глубины танки и мотопехота. О том, с какими сложностями при проведении наступления сталкивались наши войска, можно узнать из боевых донесений. Один из ярких примеров таких трудностей приводится в донесениях 4 гвардейской танковой бригады.

Перед 4 гв. тбр была поставлена задача: выйти в исходный район южнее 2 км. Тетеревино и быть готовой действовать в направлении Тетеревино, Нечаевка. Что и было сделано. (рис. 2) Схема наступления 4 гв. тбр на Нечаевку 8 июля 1943 г.

В 14.30 бригада перешла в наступление юго-западнее Тетеревино, Нечаевка. К 18.00 направляющий взвод 1 тб. достиг переправы через р. Липовый Донец в районе Нечаевка. Переправа для танков оказалась не пригодна, мост взорван, брода не было, а без переправы наступление - невозможно. Рубеж удерживали до 2.30, после чего отошли на исходный рубеж.

Таким образом, в течении дня серьезных изменений добиться не удалось. 2-й гвардейский Тацинский танковый корпус перейдя в наступление был встречен сильными контратаками неприятельских танков, поддержанных с воздуха авиацией, и не смотря на успехи на отдельных участках, вскоре отошел в исходное положение.

9 июля 2-й гвардейский Тацинский танковый корпус по прежнему находился в обороне. На отдельных участках велись боевые действия, активно велась разведка, подготовка материальной части к ведению дальнейших боев. Чтобы полнее представлять, как велась оборона, на этом участке фронта, вновь обратимся к примеру действий 4 гв. тбр.

Бригада в течении ночи и утра 10 июля продолжала занимать оборону в районе Тетеревино, удерживаемую и накануне. Противник вел арт. мин. огонь по боевым порядкам бригады. С наступлением темноты в боевые порядки (из районов МТС, что севернее Беленихино) подошла рота автоматчиков противника, с которыми вели бой в течении всей ночи, к рассвету автоматчики были уничтожены.

11 июля активно готовились к решающему сражению, планировались боевые действия, уточнялась расстановка сил. Перед командным составом ставились боевые задачи. Техника приводилась в боевое состояние. Таким образом время использовалось для последней подготовки, уже было очевидно - настал момент решающего сражения. В результате перегруппировки сил, 2-ой гвардейский Тацинский танковый корпус из состава 69-й армии генерал-лейтенанта В.Д. Крюченкина, был передан в оперативное подчинение 5 танковой армии 11 июля в 18.00.

П.А. Ротмистров: «Не теряя времени, я провел с командирами корпусов рекогносцировку района действий и поставил корпусам боевые задачи. Район развертывания главных сил армии был избран несколько западнее и юго-западнее Прохоровки, на фронте до 15 километров. Учитывая, что предстояло вступить в сражение с очень сильной танковой группировкой противника, имевшей, по полученным сведениям, на Прохоровском направлении около 700 танков и САУ, в том числе более 100 «тигров» и «фердинандов», решено было развернуть в первом эшелоне сразу все четыре танковых корпуса (18-й, 29-й, 2-й гвардейский Тацинский и 2-й). [Ротмистров, 1984]

На 11 июля 2-ой гвардейский Тацинский танковый корпус занимал позицию от хутора Ямки до Плоты на левом фланге. Из воспоминаний А.С. Бурдейного: «Вскоре от П.А. Ротмистрова был получен приказ, в котором ставились конкретные задачи на 12 июля. 2-ой гвардейский Тацинский танковый корпус включался в ударную танковую группу фронта для нанесения контрудара. Перед нами ставилась следующая задача: «в составе 5-й гвардейской танковой армии на ее левом фланге наступать в направлении Беленихино, Озеровский, сломить сопротивление противника в районе Беленихино и развивать наступление в направлении Яковлево». Готовился мощный и решительный удар по главной группировке противника, прорвавшегося глубоко в нашу оборону, а 2-му гвардейскому Тацинскому танковому корпусу отводилась важная и очень ответственная задача: действуя на левом фланге 5-ой гвардейской танковой армии, активно участвовать в разгроме этой группировки.

Но, как это часто бывает на войне, активные действия противника всегда вносят существенные поправки в разработанные планы. Перегруппировав силы с северного на северо-восточное направление накануне нашего наступления - 11 июля, противник вел активные боевые действия не только на направлении расположения 2 гвардейского Тацинского танкового корпуса, но и севернее. В этот день противнику удалось на отдельных направления потеснить наши войска, но главное было в том, что он сковал значительные силы наших войск, предназначавшихся для контрудара. В результате из пяти армий в контрударе 12-го июля практически участвовали только две - 5-я гвардейская танковая и 5-я гвардейская, а также два отдельных танковых корпуса — 2-й и 2-й гвардейский, подчиненные командующему 5-й гвардейской танковой армии.

Поздно вечером в 20.00 - 21.00 командирам частей была дана информация о положении противника и поставлены задачи перед корпусом и ближайшие задачи каждой части. 25-я гвардейская танковая бригада подполковника С.М. Булыгина наносила удар на Тетеревино с целью разгромить противника в районе Тетеревино, Ясная Поляна; 4-я гвардейская танковая бригада должна была разгромить врага и захватить район Калинин и Озеровский, а 4-й гвардейской мотострелковой бригаде ставилась задача разгромить противника западнее железной дороги, овладеть хутором Собачевский и совместно с соседом слева - 183-й стрелковой дивизией - надежно прикрыть корпус с юга.

На 26 гв. танковую бригаду подполковника С.К. Нестерова возлагалась задача не допустить возможного наступления противника с юга и юго-востока в направлениях Беленихино и на север - на Прохоровку. Как показали события в последующие дни, такая предосторожность была не лишней.

Времени, как всегда перед наступлением, оставалось мало. Ночь у всех прошла в напряженной работе по подготовке людей и техники к завтрашнему наступлению и, конечно, в большой тревоге.» [Бекетов, 2000, с. 124-125].

Прежде чем приступить к рассмотрению конкретных действий и событий 12 июля, целесообразно остановится на планах и целях сторон накануне решающего сражения. Несмотря на то, что 11 июля не принесло немецкому командованию какого-либо значительного успеха, Гитлер, верховное командование, генеральный штаб сухопутных войск продолжали слепо верить в победу. Так, командующий группой армий «Юг» генерал-фельдмаршал Манштейн рассчитывал 12 июля нанести поражение советским войскам в районе Прохоровки. Он отмечал: «Командование армии предполагало, что после отражения вражеских контратак, перемещения главного направления своего удара и введения в бой резервов оно вновь возобновит наступление 12 июля, чтобы завершить прорыв. Остановить сейчас битву, вероятно, означало бы упустить победу!» [Манштейн, 1957, с. 445, 448].

Советское командование сумело правильно оценить назревший кризис немецкого наступления. Ставка Верховного Главнокомандования приказала войскам левого крыла западного и Брянского фронтов с утра 12 июля перейти в наступление с целью разгрома орловской группировки противника. Одновременно войска Воронежского фронта, усиленные стратегическими резервами, должны были нанести мощный контрудар по основным силам врага для решительного срыва его наступления на прохоровском направлении и разгрома вклинившейся ударной группировки. [Соловьев, 2003, с. 99].

Этот день — 12 июля имеет огромное значение не только в хронологии событий Курской битвы, Прохоровского танкового сражения, но в судьбах людей, истории Великой Отечественной войны и нашей Родины. Поэтому рассмотрим события этого дня буквально по часам, подробно остановимся на боевых действиях 2-го гвардейского Тацинского танкового корпуса в решающий день боев.

Из воспоминаний А.С. Бурдейного: «В 8.30 12-го июля после ударов нашей авиации и артиллерийской подготовки корпус перешел в наступление. Правее нас перешли в наступление танковые корпуса 5-й гвардейской танковой армии. Почти одновременно пошел в наступление противник. Все воздушное пространство над нами заполнилось самолетами - и нашими, и противника. Грохот танков, вой снарядов и гул моторов в воздухе слились в единый могучий «ураган». Не было никогда и нигде подобных сражений. Бой разгорелся на северном и южном направлениях почти одновременно. В первой половине дня нам удалось пробиться через железную дорогу на западную сторону и выбить противника из населенных пунктов Ясная Поляна, Калинин и завязать бой за хутора Озеровский и Собачевский, но дальше продвинутся мы не смогли.»[Бекетов, 2000, с. 125].

В 9.50 26-я гв. тбр получает боевое распоряжение выйти на северо-западную окраину Шахово. Это было сделано для прикрытия левого фланга армии. В течении дня батальон вел сдерживающие бои на занятых узлах сопротивления. Противник силою до 50 танков и мотопехота двигался в северо-восточном направлении - Шахово. Переправа через реку была взорвана. Велась арт-перестрелка. Батальон находился во 2-м эшелоне. 26-ая танковая бригада атаковала гитлеровцев из района Шахово в направлении Щелоково. В результате успешного встречного боя были разгромлены два моторизованных полка фашистов. От ударов с воздуха войска полковника А.С. Бурдейного на исходных позициях прикрывал 1695-й зенап майора Середы. Его батареи развернулись в селах Ивановка и Виноградовка.

В 11.15 после короткого артиллерийского обстрела по переднему краю немцев две танковые бригады полковника А.С. Бурдейного - 4-я гв. и 25-я гв. тбр численностью 94 боевых машины двинулись в атаку. Первыми около 12.00 к переднему краю немцев в районе МТС южнее Ясной Поляны вышли танкисты подполковника С.М. Булыгина. Над районом сосредоточения Тацинского корпуса с раннего утра кружила «рама». Поэтому неслучайно, лишь только началась атака, боевые порядки 25-й гв. тбр сразу же подверглись обстрелу шестиствольных минометов из района свх. «Комсомолец» и с. Ивановский Выселок и одновременно по ним нанесли удар 20 бомбардировщиков противника.

2-ой гвардейский Тацинский танковый корпус полковника А. С. Бурдейного, наступавший в направлении Калинина к 14.30 завязал встречный бой с танковой дивизией СС «Райх». В связи с отставанием 29-го танкового корпуса и создавшейся угрозой своему открытому правому флангу 2-ой гвардейский Тацинский танковый корпус отошел в исходное положение, где и закрепился, отражая танковые атаки гитлеровцев.[Колтунов, 1970, с. 169]. На примере действий 4 гв. тбр ясно видно, что каждый боец делал все для выполнения поставленной задачи, но не всегда была возможность закрепить успехи отдельных подразделений. Командир корпуса А. С. Бурдейный располагал информацией о том, как складывалась обстановка на всем участке боев. И приказ об отступлении к прежним позициям был обусловлен необходимостью сохранить занятые позиции и вести скоординированные действия на данном направлении.

На основании приказа командира 2 гв. ттк № 034 в 12.00 12 июля из района обороны Беленихино-Ивановка 4 гвардейская танковая бригада перешла в наступление в направлении Калинин-Собачевский, выс. 232.0. В 15.00 три танка Т-34 (направляющий взвод) ворвались на юго-восточную окраину х. Калинин, где встретили сильную противотанковую оборону противника. В результате бригада приостановила наступление. Танки направляющего взвода противником были сожжены, остальные танки бригады отошли и заняли оборону. Несмотря на сильный артиллерийский обстрел и интенсивную бомбардировку с воздуха, бригада упорно продолжала стоять в обороне 700 м. южнее х. Калинин, и только по приказу командира 2 гв. ттк. в 18.00 отошли на исходный рубеж и заняла оборону в районе Беленихино, Ивановка. (рис. 3) Схема наступления 4 гв. тбр в 12.00 12 июля 1943 года на Калинин.

Чтобы полнее представить атмосферу боя обратимся к воспоминаниям Алексея Семеновича Бурдейного: «Описать картину того дня очень трудно. Бомбы и снаряды рвались впереди, сзади, среди нас и их вой сливался с пушечными выстрелами из танков и артиллерийских орудий в один сплошной гул. В воздухе идет отчаянная схватка наших истребителей с истребителями и бомбардировщиками врага. Бомбардировщики и штурмовики бросают бомбы и штурмуют противника, а он с тем же «усердием» бомбит нас.

Весь день 12 июля и до поздней ночи танкисты, артиллеристы, саперы, мотострелковые подразделения и части, связисты, все подразделения обеспечения, весь личный состав корпуса находились под непрерывным огнем танков, артиллерии и авиации противника. Никто даже не подумал не только о минутном отдыхе, но и съесть свой сухой паек, выпить кружку холодного чая или простой воды. Это был день сверхчеловеческих напряжений, но советские воины выдержали его с честью.»

Если говорить о героизме, то это был буквально массовый героизм всех, кто принимал участие в этой битве.

Приведем лишь несколько примеров из тысячи: в тяжелом бою под Беленихино был подбит танк гвардии лейтенанта Козакевича (была разбита пушка в танке). Захватив автомат, пулемет, гранаты, Козакевич и его экипаж выскочили из танка, заняли оборону невдалеке от танка и вступили в бой с пехотой противника. Один за другим погибли товарищи лейтенанта. От прямого попадания вражеского снаряда задымился и его танк. Вскоре и патроны кончились. Заметив это, фашисты бросились к Козакевичу с криком - «Рус, сдавайся!». В ответ на это лейтенант бросился к своему танку, вскочил в него и захлопнул люк. Фашисты что-то кричали ему вслед, но тут произошел сильный взрыв! Все фашисты, находившиеся вблизи, погибли. На глазах своих боевых друзей смертью героя погиб гвардии лейтенант Козакевич и его экипаж.

Командир взвода 755-го артиллерийского дивизиона Н. Брамия и его расчет обладали особой стойкостью, трудолюбием и отличными знаниями своего дела. Отражая атаки танков противника, в бою в районе Виноградовка и Беленихино, его взвод уничтожил два тяжелых танка «Тигр» и до 30 фашистов.

Командир батареи этого же дивизиона лейтенант В.В. Каскевич, отражая атаки противника в районе Ивановских Выселок, разбил пять танков противника Т-IV и два тяжелых танка Т-VI. Танки противника на этом направлении не прошли.

Командир танковой роты 26-й гв. тбр. капитан К. Гойченко лично из своего танка уничтожил два танка врага и, будучи тяжело раненым, не покинул поле боя, продолжал сражаться и еще поджег один танк «Тигр». В бою в районе Шахово отличился командир артиллерийской батареи 26-й бригады старший лейтенант С. Рябов. Отбивая атаку танков врага, он был тяжело ранен, но остался на позиции, продолжая руководить огнем батареи. Вражеская атака была отбита.»

Подводя итоги боевых действий 12 июля, целесообразно будет привести описание сделанное Ротмистровым П. А.: «В середине дня четко обозначился успех на главном направлении. Первый эшелон 5-й гвардейской танковой армии настойчиво теснил противника, нанося ему большие потери в живой силе и боевой технике. Мы выиграли территорию не так уж значительную, но сделали главное — во встречном сражении остановили и смяли ударную группировку врага, наступавшую вдоль железной дороги на Прохоровку. Острие танкового клина противника, надломленное в районе Обоянского шоссе, было сломлено. Бригады 2-го гвардейского Тацинского танкового корпуса гвардии полковника А. С. Бурдейного, отбрасывая части дивизии СС «Райх», энергично наступали в направлении Виноградовки и Беленихино.» [Ротмистров, 1984]. 12 июля характер борьбы в битве под Курском резко изменился. Наступали уже советские войска, а гитлеровцы вынуждены были переходить к обороне. Последняя попытка немецко-фашистского командования вернуть утраченную стратегическую инициативу потерпели крах. И немалый вклад в достигнутом принадлежит 2-му гвардейскому Тацинскому танковому корпусу. Боевые действия на Прохоровском направлении продолжались.

В течении нескольких дней велись интенсивные бои с превосходящими силами противника. Действовавшая в стыке между 2-м и 2-м гвардейским Тацинским танковыми корпусами танковая дивизия СС «Райх» предприняла мощные фланговые атаки в направлении Сторожевое и к пятнадцати часам захватила это село, а также северную окраину деревни Виноградовка. В результате создалась непосредственная угроза выхода противника на тылы сразу двух наших танковых корпусов. Ликвидировать нависшую угрозу предстояло силами самих танковых корпусов.

Ожесточенные бои в этом районе продолжались до позднего вечера, причем в одном месте наши танкисты и мотострелки контратаковали врага, в другом - отбивали его контратаки. Только с наступлением темноты обе стороны, измотанные напряженным боем, перешли к обороне. [Ротмистров, 1984].

Бурдейный А.С. отмечал, что особенно большие потери понесла 4-я гвардейская танковая бригада и в людях и в танках. Перед бригадой стояла следующая задача - прочно занимать оборону в районе Беленихино, Ивановка. Вечером в 20.00 12 танков противника и до роты автоматчиков повели наступление на Беленихино, и уже в 20.15 атака была отбита огнем наших танков, противник потерял два танка 12 человек, после чего отошел на юго-восточную окраину Ясной Поляны.

Бой продолжился на следующий день. С утра 14 июля противник перешел в наступление танковой группой при поддержке мотопехоты во взаимодействии с артиллерией и авиацией по трем направлениям с Ясная Поляна - Калинин на Беленихино, с Ивановский Выселок - Сторожевое на Виноградовку, с Калинин-Собачевский на Лески.

На южной окраине Виноградовки танки вступили в бой с танками противника, которые поддерживали противотанковые пушки, в том числе и самоходные. К 20.00 противник вышел на высоту 234,9 где отбросил наши части в направлении Малояблоново, Беломестное, Правороть. В 22.00 командир корпуса отдал приказ: бригада выводится из боя и сосредотачивается в районе Подольхи.

К исходу дня 14 июля положение частей 2-го гвардейского Тацинского танкового корпуса было тяжелым. В эти дни особенно свирепствовала штурмовая авиация противника. Танки противника вплотную подошли к западной окраине Жимолостное, где находился штаб корпуса.

Интенсивность боев не снижалась. Продолжалось наступление на позиции, занимаемые корпусом. Несмотря на то, что противник применял танки и авиацию, наши бойцы оказывали успешное сопротивление и сдерживали наступление. Так на расположение 26 гв. тбр 15 июля в 4.40 выдвинулись 12-14 танков и мотопехоты противника в направлении к юго-восточной окр. Малояблоново и открыли огонь по танкам бригады с тыла. Не выдержав натиска противника бойцы бригады вынужденны были отступить и занять оборону, где и остановили немецкие танки. При этом следует учесть, что авиация противника в течении всего дня бомбила наши боевые порядки. Общую картину точно и объективно описывает в своих воспоминаниях А.С. Бурдейный: «15 и 16 июля вновь разгорелись тяжелые бои. Очевидно, противник не отказался еще от своей цели - разгромить наши войска в междуречье и слить или соединить свои главные силы с оперативной группой «Кемпф», наступающей с юга на север вдоль реки Сев. Донец. В течении этих двух дней противнику еще удалось потеснить нас на северо-восток.» [Бекетов, 2000, с. 127].

Подведем итоги боевых действий с 13 по 16 июля: немецким войскам не удалось развить успех. С целью окончательного истощения сил наступающего противника армии Воронежского фронта перешли к упорной обороне на занимаемых рубежах.

К утру 17 июля ситуация складывалась следующим образом: после короткой, но мощной артиллерийской подготовки 5-я гвардейская танковая армия перешла в наступление. Противник сдерживал наши соединения сильными арьергардами, в составе которых действовали гренадерские полки, танки, артиллерия, минометы, саперы. Они минировали подступы к высотам и населенным пунктам, опушки леса, перекрестки дорог и оказывали упорное огневое сопротивление. 2-й и 2-й гвардейский Тацинский танковые корпуса продвинулись за день всего от 3 до 4 километров. [Ротмистров, 1984].

А.С. Бурдейного: «Как всегда, на рассвете 17 июля все уже были на местах и готовились встретить врага огнем из всех видов оружия. В воздухе появилась ненавистная всем нам «рама» - самолет-корректировщик и разведчик, очень маневренный. Он держался на высоте, недосягаемой для наших зенитных орудий. Открыла редкий огонь артиллерия противника. Все мы ждали, что вот-вот появятся танки и пехота противника. Проходят часы, а танков противника нет. В середине дня перед нами установилась непонятная тишина.

Пока никакого восторга ни у кого эта тишина не вызывала. Мы просто не знали, что предпринимает противник, и сами перешли к активным действиям, выслав на все направления разведку. Вскоре установили, что перед нами противник оставил небольшие арьергарды, а главные силы отходят на юг и юго-запад. Не заставили ждать себя и штаб 5-й гвардейской танковой армии: мы получили информацию о том, что противник начал отвод своих сил, а затем и приказ преследовать отходящего противника. Теперь инициатива полностью перешла в наши руки.» [Бекетов, 2000, с. 127]

Боевой путь 2-го гвардейского Тацинского танкового корпуса от Сталинграда до полей Белоруссии — вошел в военную историю нашей страны. В боях на Курской дуге крепла и множилась слава гвардейцев танкистов. Везде, где сражались, бойцы, сержанты и офицеры следовали боевым традициям корпуса.

После Курской битвы 2-ой гв. танковый корпус Бурдейного продолжил свой боевой путь, принимал участие в ряде крупных операции Великой Отечественной войны. Командир 2-го гвардейского Тацинского танкового корпуса гвардии генерал-майор танковых войск A.C.Бурдейный проявил свой полководческий талант в Белорусской операции. Там доблестно действовал в Витебско-Оршанской операции, а в ходе Минской операции c боями прошёл свыше тысячи километров. Танкисты корпуса первыми ворвались в г.Минск и освободили его совместно с частями 5 гв. ТА.

Бурдейный Алексей Семенович не оставил военную службу и после войны продолжал командовать корпусом. Окончил Бронетанковую Академию и Академию им. Ворошилова. С августа 1963 года занимает ответственную должность начальника Центрального автотракторного управления Министерства обороны СССР. Герой Социалистического Труда генерал-полковник в отставке Александр Тимофеевич Смирнов, первый заместитель и друг Бурдейного Алексея Семеновича, так вспоминал о нем и проводимой работе в этот период: По совместным годам службы я видел в нем человека, наделенного огромным чувством ответственности и организаторским даром. Эти качества проявлялись в процессе разработок новой военной автомобильной техники и ее поставок в войска. Много внимания Алексей Семенович уделял военным автомобильным училищам и учебной автомобильной бригаде. При его участии появились новые учебные корпуса, автодромы для обучения механиков-водителей. Вопросы, связанные с организацией эксплуатации автомобильной техники, строительством парков, технической и боевой подготовкой личного состава всегда стояли на первом месте при поездках Алексея Семеновича в войска. Причем генерал-фронтовик был готов решать даже совсем, казалось бы, небольшие вопросы. К примеру, в одном из парков Бурдейный обратил внимание на то, что нельзя элементарно помыть руки после работы. А ведь техники постоянно имеют дело с машинами, двигателями. Вот Алексей Семенович и заставил отцов-командиров и в той части, и в других создать нормальные бытовые условия для подчиненных. Бурдейный был очень требовательным, но одновременно и внимательным, заботливым командиром. При этом он был скромным человеком, о геройстве подчиненных рассказывал, а о своем личном - никогда.

С января 1974 года генерал-полковник A.C.Бурдейный - в отставке. Скончался 21 апреля 1987 года. Похоронен на Кунцевском кладбище в Москве.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1945 года гвардии генерал-лейтенанту танковых войск Бурдейному Алексею Семёновичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№5026). Награды: 2 ордена Ленина, 4 ордена Красного Знамени, 2 ордена Суворова 2-й ст., орден Кутузова 2-й ст., Отечественной войны 1-й ст., 2 ордена Красной Звезды, медали и иностранные ордена.

Не забыты подвиги бойцов 2-го Тацинского танкового корпуса Алексея Семеновича Бурдейного и в наши дни. В станице Тацинской есть переулок имени Бурдейного. После войны он неоднократно бывал в Тацинском районе, принимал участие в открытии мемориала «Прорыв».

В музее боевой славы Третьего ратного поля России часть экспозиции посвящена 2 гв. ттк. В витрине представлены фотографии воинов корпуса, а так же личные вещи командира танкового корпуса полковника Бурдейного Алексея Семёновича — его офицерский планшет, диплом об окончании Бронетанковой Академии, Золотая медаль Академии им. Ворошилова и другие документы. Все эти уникальные вещи и парадный мундир генерал-полковника Бурдейного А.С. были переданы музею его дочерью Расщупкиной Людмилой Алексеевной. (рис. 4) Часть экспозиции музея, посвященная 2 гв. ттк.

Бурдейный Алексей Семёнович - почётный солдат воинской части и почётный гражданин города-героя Минска (было присвоено в 1967 году). Именем Героя названа улица в Минске, на ней установлена мемориальная доска, а на площади Победы был зажжён вечный огонь Героем Советского Союза генерал-полковником А.С. Бурдейным, в честь 17-й годовщины освобождения города от немецко-фашистских захватчиков, 3 июля 1961 года.

Хранящиеся в архивах документы, отчеты, приказы, боевые донесения за подписью Бурдейного А.С., позволяют проследить действия и расположение частей, входивших в состав корпуса во время Курской битвы, по дням и часам. Эти данные имеют большое значение и в ходе изучения событий прохоровского танкового сражения. В этих архивных документах приводятся не только сухие цифры по количеству техники во 2-м гвардейском Тацинском танковом корпусе, но и прослеживается забота о бойцах. В воспоминаниях о боях Алексей Семенович всегда приводит примеры подвигов совершенных солдатами корпуса, ценой своих жизней защищавших родину от немецко-фашистских захватчиков.

Список литературы:

1. ГАНИБО. Ф. 1140. Оп. 6. Д.2. Л. 40. Приказ 2-му гвардейскому Тацинскому танковому корпусу от 2 мая 1944 г. №10.

2. Архивные материалы, боевые донесения 1943 года, находящиеся в фондах музея боевой славы Третьего ратного поля России.

3. Государственный военно-исторический музей-заповедник «Прохоровское поле». Белгород, 2005 г. 48 стр.

4. Генерал-фельдмаршал Эрих фон Манштейн. Утерянные победы. Перевод с немецкого. Военное издательство Министерства обороны Союза ССР. М. - 1957 г. 588 стр.

5. Ивановский Е.Ф. Атаку начали танкисты. - М.:Воениздат, 1984. - 254 с.

6. Колтунов Г.А., Соловьев Б.Г. Курская битва. М., Воениздат, 1970 г. 400 стр.

7. Остались молодыми. Книга Памяти погибших в Прохоровском сражении 10-20 июля 1943 г. Редактор-составитель В.П. Бекетов. Белгород, 2000 г. 515 стр.

8. Ротмистров П. А. Стальная гвардия. — М.: Воениздат, 1984 г.

9. Ротмистров П.А. Танки на войне. Издательство ДОСААФ. Москва. 1970 г. 95 с.

10. Соловьев Б.Г. Битва на Огненной дуге. Белгород: Изд. Фоминой Н.Б., 2003, 288 стр.

11. Чиченков А.П. Пятьдесят огненных дней. Историческая хроника. Белгород. «Крестьянское дело», 1996 г. 225 стр.